Top.Mail.Ru

Антон Ихсанов: «Махтумкули и сложение его образа - одна из ведущих тем моей научной деятельности»

na-torgah-gtsbt-obshaya-summa-sdelok-sostavila-svyshe-7-millionov-763-tysyac-dollarov-ssha

13 Май 2024

Культура

Махтумкули – поэт на все времена

 

К разговору о личности и поэзии Махтумкули присоединился востоковед, специалист по интеллектуальной истории, в настоящее время приглашенный исследователь Лейбниц-Институт европейских исследований (Майнц, Германия) – Антон Ихсанов.

В интервью Asmannews Антон рассказал о своем «знакомстве» с поэтом и своей научной работе, в которой тема Махтумкули занимает важное место.

- Антон, вы являетесь известным исследователем восточной культуры и литературы, как произошло ваше открытие Махтумкули?

- Трудно сказать, когда я столкнулся с Махтумкули впервые… Знание о нём вплетено в разговор о туркменах изначально. Точно не могу сказать, кто именно первым поделился со мной знанием о нём. Однако, помню, что мы обсуждали переводы Махтумкули, которые делал профессор Сергей Николаевич Иванов, с моим преподавателем узбекского языка Алексеем Игоревичем Пылёвым. Иванов был учителем Пылёва. Ему запомнилась работа своего учителя над переводами Махтумкули, стихи которого, как и произведения других восточных поэтов, он мог переводить прямо с листа в стихотворной форме, без подстрочника. Возможно, это был один из первых концептуальных разговоров о Махтумкули. 

- И, все же, когда вы познакомились непосредственно с поэзией Махтумкули?

-  Впервые текст Махтумкули оказался у меня в руках в студенческие годы (курсе на втором Санкт-Петербургского государственного университета). Первой рукописью, с которой я ознакомился, был сборник из Отдела рукописей Российской Национальной Библиотеки, подарок первого туркменского студента Петербургского университета Какаджана Бердыева тюркологу Александру Самойловичу. Безусловно, на тот момент времени, я не обладал должной подготовкой для чтения подобных текстов. Поэтому я смотрел на маргиналии Самойловича, отмечая какие термины он выделяет для себя. 

Затем я приобрёл несколько переводов на русский язык. Пожалуй, что первой книжкой Махтумкули, оказавшейся в моих руках, стал маленький коричневый сборник с предисловием Баймухаммеда Каррыева. Скорее всего, он был получен из бабушкиной библиотеки. Но я в этом не уверен. Это был первый текст Махтумкули, который я прочёл на русском языке. Был ещё текст, выпущенный в рамках серии «Классика литератур стран СНГ». Сборник назывался «Сиянье немеркнущих звёзд» с предисловием Аннагурбана Аширова.

Во время празднования юбилея Махтумкули в 2014 году я приобрёл в Ашхабаде двухтомник, который намеревался подарить одному из моих учителей, тюркологу Сергею Григорьевичу Кляшторному. Но эта книга после его кончины вернулась в мою библиотеку. Как раз в это время, в 2015 году, после большой выставки рукописей Махтумкули в Институте Восточных Рукописей РАН, я и мой коллега Тимур Анисович Слесарев - сотрудник Восточного сектора Библиотеки СПбГУ, занялись разбором туркменского фонда и сделали выставку старопечатных туркменских книг. В ходе этой выставки мне удалось просмотреть сборник Махтумкули, составленный Берды Кербабаевым в 1925 году.

Одним словом, знакомство с текстами Махтумкули (разными по формату и виду) растянулось на весь студенческий период. 

- Вы упомянули о своей бабушке, читателям будет интересно узнать, что именно благодаря бабушке вы имеете непосредственное отношение к Туркменистану.

- Да, более полувека назад, бабушка – Рита Николаевна Родина была направлена в Туркменистан для работы на химическом комбинате в городе Челекен (ныне Хазар). Приехала с маленьким ребенком – моей мамой, да так и осталась в этом, ставшим для нее родным, туркменском городе. Позже дети вернулись в Россию, а бабушка осталась в Туркменистане. Мама много рассказывала мне об истории, культуре, самобытных традициях туркменского народа, а позже я и сам не раз бывал в Туркменистане, участвовал в различных научных конференциях.

- Какое место в ваших научных изысканиях занимает Махтумкули?

- Изначально я планировал писать докторскую диссертацию о методах формирования собрания Махтумкули в имперский и советский периоды. Меня приглашали на собеседование Свободного Университета Берлина с этой темой (во главе комиссии была Ингеборг Балдауф, недавно написавшая большую статью об «Огузнаме»). Однако, грант я так и не получил.

Поэтому остановился на более широкой проблеме формирования знаний и представлений о туркменской культуре в связке с историей российского востоковедения. Однако, Махтумкули и сложение его образа остаётся одной из главных тем моего исследования. На этой почве мне удалось познакомиться с замечательными специалистами по истории туркменской литературы.

Собственно, я занимаюсь практиками формирования знания с точки зрения переплетённой истории. Один из австрийских историков, описывая эту идею в своей монографии, предлагает метафору кругов на воде. Когда вы кидаете камень по водной глади - он отпружинивает, создавая волны. Иногда они пересекаются, но становятся всё слабее, двигаясь от точки соприкосновения камня с водой. Знание двигается от сообщества к сообществу. Оно не существует вне сетей его передачи, вне сообществ, вступающих друг с другом в обмен. На эту идею смотрю и я, пытаясь понять, как туркменские знатоки XIX века, а затем и интеллектуалы XX века вступали во взаимодействие с представителями разных научных направлений (прежде всего, гуманитарной науки), различных академических сообществ.

Поэзия Махтумкули и её значение - безусловно, одна из центральных тем для подобных контактов. Конечно, она подвергалась влиянию разных методологических и этических вызовов, стоявших перед людьми, вступавшими в этот обмен. Для одних - важнее было настоять на своей теоретической модели, для других - подчеркнуть мудрость, заложенную в словах поэта… Это довольно долгий разговор о постоянных дискуссиях и изменениях в подходах, который покажется рядовому читателю чем-то ненужным. Но, с точки зрения истории науки, это очень серьёзный разговор со множеством голосов. Моя задача - понять, как он был построен, под влиянием каких идей находился… 

- В вашей научной работе вы значительное место отводите исследователям творчества Махтумкули.

- Да, недавно я опубликовал статью о Махтумкули, скорее об исследованиях Махтумкули. Это часть моей диссертации. Особое место в ней отводится петербургским ученым – востоковедам, открывшим миру и России имена туркменских поэтов и писателей, изучавших и переводивших их произведения на русский язык.

Каждый из петербургских ученых, обращаясь к изучению поэзии Махтумкули, понимал масштаб личности поэта и его литературного наследия, стремился не только приоткрыть многие загадки, связанные с судьбой поэта, но и создать базу для будущего поколения исследователей, в том числе и туркменских.

Что касается переводчиков поэзии Махтумкули, то они ставили цель передать как можно более точно оттенки и нюансы, заключенные в поэзии классика туркменской литературы. Эта трудная задача по передаче глубинного смысла стиха Махтумкули была решена во многом благодаря таланту и мастерству петербургских исследователей и переводчиков. Их работы, а также работы их туркменских коллег, и сегодня представляют большое значение для нового поколения исследователей и всех тех, кто стремится приобщиться к высокой духовной культуре туркмен.

- Мы знаем, что вы еще десять лет назад ратовали за установку памятника Махтумкули в Санкт-Петербурге. Скоро памятник появится в вашем родном городе. Что вы думаете об этом?

- О памятнике я в курсе. К сожалению, я не видел макет и не обладаю подробностями относительно установки памятника, но, безусловно, это знаковое событие для культуры моего родного города.

300-летний юбилей Махтумкули Фраги, широко отмечаемый в этом году в разных странах мира, представляется явлением особенным как для Туркменистана, так и для северной столицы России.

Скоро в Ашхабаде состоится открытие величественного монумента Махтумкули Фраги и культурно-паркового комплекса, в котором установлены памятники выдающимся представителям мировой культуры. Это знаковое торжество. Я поздравляю туркменистанцев и всех, кому близки идеи поэта-философа и гуманиста Махтумкули, с этим замечательным событием. Поэт-гуманист и по прошествии веков соединяет народы.

- Спасибо за содержательную беседу. Успехов вам в вашей научной деятельности.

                       

 Беседу с Антоном Ихсановым вела Марал Каджарова.

Другие